<

Вклад Адмирала Грейга в вразвитие флота

Вклад Адмирала Грейга в вразвитие флотаАдмирал разработал целый свод правил для сохранения кораблей в мирное время. Согласно им снимались кормовые и носовые орудия для снижения риска перелома судов, были установлены новые правила противопожарной безопасности, введены громоотводы. Грейг лично контролировал сохранность кораблей в Николаевском порту, отменил килевание, имеющее множество вредных последствий, ходатайствовал о постройке сухих доков для ремонта судов. Он даже придумал и ввел систему равномерного размещения кораблей, встававших на стоянку, по акватории порта с целью их равномерного прогрева и исключения пересыхания рангоута и корпусов. При Грейге были впервые созданы комиссии, наблюдающие за качеством постройки кораблей, а также осуществляющие надзор за поступающей древесиной. Понимая всю важность точного времени, Алексей Самуилович учредил специальную службу, стреляющую из пушки ровно в полдень, давая сигнал, по которому настраивались все адмиралтейские, городские, церковные и частные часы. Также он стал инициатором создания паровой землечерпательной машины, использующейся в дальнейшем для углубления фарватера реки Ингул. Это в свою очередь удешевило и упростило проводку в Севастопольский порт вновь построенных кораблей.
Под руководством адмирала в 1827 году для кораблей выше 100-пушечного ранга были разработаны новые, более длинные пушки, позволяющие вести огонь без опасности возгорания борта от пламени выстрелов. Вскоре после отливки первых 24- и 26-фунтовых орудий было постановлено на всех флотах «производить длинные пушки по Черноморским чертежам, как наилучшим». Алексей Самуилович проявлял немалый интерес и к химии. Ему принадлежит изобретение в 1821 году нового заряда для брандскугелей (зажигательных снарядов), который дольше горел и лучше поджигал вражеские суда.
Как верно заметил один из соратников Грейга «для осуществления дел больших и малых, кроме ума требовались и средства, а в них то и ощущался недостаток». В многочисленных архивных материалах сохранились свидетельства невероятной настойчивости адмирала, с которой ему приходилось вести борьбу за внедрение даже самых бесспорных по полезности предложений. В основном на пути моряка вставала мелочная ограниченность и консерватизм чиновников, ведавших экономикой судостроения. Алексею Самуиловичу приходилось изыскивать всевозможнейшие пути для сбережения средств. Ему пришлось реорганизовать хозяйственную часть флота, усилить контроль за хозяйственными делами, установить жесткую отчетность по всем финансовым операциям, а также лично перепроверить контракты с подрядчиками и взыскать с них все найденные переплаты. Архивные документы подтверждают, что Грейг следил за всеми расходами по кораблестроению, на многих бумагах имеются его собственноручные проверочные расчеты. В 1828 году адмирал издал приказ об установлении единого расчетного водоизмещения корабля – «строевого веса». До этого брались «строевые тонны» или «грузовые тонны», вносившие запутанность при определении стоимости и открывавшие путь к злоупотреблениям при платеже. Кроме того Грейг ввел новые правила работы с подрядчиками, в частности контракты стали заключаться после сравнения предложений, полученных в запечатанных конвертах.
С приходом Грейга Черноморский флот начал учиться. По инициативе адмирала в Николаеве было расширено Штурманское училище и создано Артиллерийское, а в 1824 году в Севастополе открыта библиотека для офицеров, помогающая морякам коротать время в осенне-зимние периоды.
Алексей Самуилович запретил применять в училищах телесные наказания, по словам современников: «Грейг часто посещал морские заведения, присутствовал при экзаменах штурманов и мичманов, лично испытывал поступающих в лейтенанты в практических знаниях». По примеру Крузенштерна в Петербурге, Алексей Самуилович организовал в Николаеве дополнительные курсы для офицеров флота – своеобразную морскую академию, на которых читались курсы по физике, корабельной архитектуре, механике, гидростатике, пневматике и гидродинамике. Наиболее способные офицеры отправлялись за границу для дальнейшего повышения образования. Интересен один случай – узнав, что некий флотский юнкер проявляет исключительные способности в рисовании, адмирал, сам, к слову, неплохой рисовальщик, «пробил» ему место в Академии художеств, отправив туда юнкера в качестве «пенсионера» флота. Также стоит отметить, что Грейг ввел определение девиации магнитных компасов, а для изучения влияний земного магнетизма на стрелку корабельного компаса организовал специальный физический кабинет, в котором флотские офицеры могли ставить опыты.
Адмирал ежегодно ходил в практические плавания, проводил артиллерийские и парусные учения. Были налажены регулярные связи между городами-портами северо-западного побережья (Херсон, Одесса, Севастополь, Николаев) и побережьем Кавказа, где корабли флота поддерживали сухопутные войска в борьбе с восставшими горцами. Из морской школы Грейга вышли моряки, позднее прославившиеся в русско-турецкой и Крымской войнах. Кроме того им была воспитана целая плеяда талантливых кораблестроителей. Проявлял адмирал и заботу о матросах. Ему удалось добиться разрешения о соединении женатых моряков с семьями, была улучшена пища и обмундирование матросов, запрещены самые жестокие телесные наказания.
Грейг с детства увлекался астрономией. Эта страсть объяснялась не столько профессиональным интересом моряка, сколько врожденной пытливостью и тягой к точным наукам. В молодости во время вахт и в свободное время он часто наблюдал за светилами и определял их положения, о чем свидетельствуют оставшиеся многочисленные черновики с вычислениями. Вскоре после того как Грейг переехал в Николаев он устроил в своем особняке небольшую «домашнюю» обсерваторию. Для этого в центральной части дома главного командира был поставлен астрономический купол. Обсерватория Алексея Самуловича была оснащена отменным комплектом личных инструментов моряка, которые он при отъезде из города подарил флоту. А весной 1820 года Алексей Самуилович в письме морскому министру поставил вопрос о необходимости строительства в Николаеве специальной Морской астрономической обсерватории. Разрешение от Александра I пришло в этом же году, и уже вскоре началось ее сооружение на Спасском кургане. По рекомендации Струве Грейг пригласил на место «морского астронома» его талантливого ученика Карла Кнорре, обладавшего обширнейшими познаниями в области математики, физики и астрономии. К слову, Карл Христофорович проработал на этой должности до конца жизни – почти пятьдесят лет. Сам Кнорре писал: «К счастью, устройство обсерватории было поручено человеку, приложившему все старания, дабы соорудить здание, соответствующее в полной мере современному состоянию науки и с учетом ограниченности средств, ему предоставленных». Николаевская обсерватория открылась в 1827 году и являлась крупнейшей обсерваторией в России в то время. В данном месте постигали мореходную астрономию флотские офицеры и кадеты, собирались моряки-гидрографы, выполнявшие составление морских карт и съемки берегов Черного моря, проводились проверки корабельных приборов. Сам будущий адмирал неоднократно принимал участие в научных работах заведения, проводил наблюдения вместе с Кнорре и Карлом Далем – братом выдающегося русского лингвиста. За ряд научно-организационных работ в сфере астрономии Грейг в 1822 году был выбран в почетные члены Петербургской академии наук.
Где остановиться в Николаеве:
Вы приехали в Николаев отдохнуть на экскурсию или по делам? Тогда ждем вас в гостинице Николаева — отеле класса люкс Адмирал Грейг! Мы организуем вам незабываемый и супер-комфортный адмиральский отдых в отеле Николаева!
Администратор гостиницы в Николаеве Адмирал Грейг ответит на все интересующие вас вопросы относительно бронирования отеля, оплаты номеров и размещения в гостинице Николаева по телефону +38 0512 46 50 88.